Меню

Сквозь адское пламя огненные трубы идет крылатая пехота стиснув зубы

11 декабря 1994 года подразделения Минобороны и МВД России пересекли административную границу с Чеченской республикой. Началась Первая Чеченская кампания.

18 декабря 1982 года — День Рождения Сергея Тимошенко: автора-исполнителя военно-патриотических песен, сотрудника правоохранительных органов (прокуратура) из города Омска.

25 декабря 1979 года — день ввода Ограниченного контингента советских войск в республику Афганистан. Это дата начала десятилетней Афганской войны.

27 декабря 1908 года — День Рождения Василия Филипповича Маргелова: советского военачальника, командующего ВДВ в 1954-1959 и 1961-1979 годах, генерала армии, Героя Советского Союза.

31 декабря 1994 г. — 2 января 1995 г. — при штурме Грозного была практически полностью уничтожена 131-я Майкопская мотострелковая бригада.

Случайные песни

Крылатая пехота

«Крылатая пехота»

Текст песни «Крылатая пехота»

Рожденный ползать летать не может —
Считалось на земле во все века!
Но путь был в небо под Воронежем проложен,
Да здравствуют десантные войска!

Припев:
Да, мы — крылатая пехота, | 2 раза
Берет небесно-голубой! | 2 раза
У нас опасная работа, | 2 раза
Идем с небес на землю в бой! | 2 раза

Маргелов создал из десантников элиту,
Открыв дорогу в небо на века!
И вражья карта несомненно будет бита,
Коль в бой пойдут десантные войска!

Припев:
Да, мы — крылатая пехота, | 2 раза
Берет небесно-голубой! | 2 раза
У нас опасная работа, | 2 раза
Идем с небес на землю в бой! | 2 раза

И нет надежнее десантника-солдата,
Для друга верное, надежное плечо!
Вы подождите нас немножечко, девчата,
Вас по-гвардейски расцелуем горячо!

Припев:
Да, мы — крылатая пехота,
Берет небесно-голубой!
У нас опасная работа,
Идем с небес на землю в бой!

Да, мы — крылатая пехота,
Берет небесно-голубой!
У нас опасная работа,
Идем с небес.

Да, мы — крылатая пехота, | 2 раза
Берет небесно-голубой! | 2 раза
У нас опасная работа, | 2 раза
Идем с небес на землю в бой! | 2 раза

Обзор

Формат: mp3

Размер: 4,99 Мб

Продолжительность: 03:38

Скорость потока: 192 Кбит/с

Видео песни «Крылатая пехота»

Источник статьи: http://armymusic.ru/K/48-krylataya-pekhota/68-vivat-rkpu/995-krylataya-pekhota.html

но не зря, пехоту бог окрестил крылатой

Текст песни «но не зря, пехоту бог — окрестил крылатой»

Разорвало тишину в феврале далеком,
Раскололись небеса в синеве высокой,
Как судьбина повернет, и кому как выйдет —
Девятнадцатой весны кто-то не увидит.
Вместе связаны судьбой,
Среди гор зажаты,
Но не зря пехоту бог
Окрестил крылатой.
Отступать в бою назад их не научили,
Покурили, обнялись, Богу помолились.

Захотел Хаттаб десант сбросить с перевала,
Жарко стало небесам, места стало мало.
Открвайте, ангела, в небеса ворота.
К вам с поклоном навсегда в храм шестая рота.

Трое суток кровь харкал в снег народ Кавказа,
Ярость всю свою и прыть выжал до отказа,
Не смогли десант сломать, обломали зубЫ
— Не смогли они сломить! — прошептали губы.

Припев:
Открыайте, ангела, в небеса ворота,
К вам с поклоном навсегда В храм шестая рота!
Рассказать, наверное, сам Господь не в силах,
Как десантники кладут жизни за Россию.

Бились так, что из камней клочья, словно слезы,
Дрогнул враг, как по весне листья у березы,
Не сдались, не отошли, в небеса поднялись,
Навсегда в одном строю в тех горах остались.

Припев:
Открывайте, ангела, к вам шестая рота,
Караулом навсегда в Грозовых воротах.
Еще долго по горам эхо будет плакать,
Ведь не зря Господь десант окрестил крылатым.
Открывайте, ангела, в небеса ворота,
К вам с поклоном навсегда в храм шестая рота.
Рассказать, наверное, сам Господь не в силах,
Как десантники кладут жизни за Россию.
Как десантники кладут жизни за Россию.

Источник статьи: http://ipleer.com/song/75982333/no_ne_zrya_pehotu_bog_-_okrestil_krylatoj/

Сквозь адское пламя огненные трубы идет крылатая пехота стиснув зубы

Прощается с бетонной полосою,
Уходит в поднебесье самолёт.
Нам снова в тыл врага лететь с тобою,
Нас вновь тяжёлый бой сегодня ждёт.

Оружье наше — грозные машины,
Надёжный безотказный автомат.
В десанте служат настоящие мужчины!
Не зря в народе это говорят.

Раскрыты люки, слышен звук сирены,
И парашют рванется, словно стяг.
Десантной дружбы мы узнали цену,
И пусть об этом помнит злобный враг.

И если грозы грянут над землёю,
И чёрной тучей налетит война,
За наш народ мы встанем, как один, стеною,
И пусть на нас надеется страна.

Береты голубые цвета неба,
Холодный ум и твёрдая рука.
Мы знаем цену миру, цену хлебу,
Недаром мы — десантные войска!

И вновь взлетают в небо самолёты,
И вновь для нас с тобой земля мала.
Уходит в бой ночной «крылатая пехота»,
Все звёзды собирая в купола.

Источник статьи: http://this-camp.blogspot.com/2018/08/kovalev-krylataya-pehota.html

Сквозь адское пламя огненные трубы идет крылатая пехота стиснув зубы

Перекур — одна затяжка.
С поднебесья — в дым атак.
Был и враг наш — не дурак,
Но ему бывало тяжко.
Было так.
И будет так!
Говорят, что-де в рубашках
Родились мы… Ну и что ж!
Мы, гвардейцы, — молодежь,
Не в рубашках, а в тельняшках —
Вид пригож,
И пыл хорош!
В дружбе — души нараспашку.
Бой — мы сразу в облака!
Только глянем свысока —
По врагам пойдут мурашки!
За рога
Возьмем врага!
Бьем по цели без промашки.
Воевать так воевать!
Выше голову держать,
Не давать себе поблажки.
Так шагать!
И так летать!

Мы носим в сердце молодость свою…
Блестит река. Темнеет лес. Землянки.
Чадит фитиль на дне консервной банки.
И я, дневальный, у дверей стою.
И ППШ сжимаю, как в бою.
Земля и небо сжаты черной мглой.
И кажется, пустынно все в округе.
И вдруг ночная тишь как бы в испуге
Шарахнулась от вести боевой:
— Тревога. — И солдатский сон — долой!
И все преобразилось: без возни
В ружпарке, возле пар, хлопочут роты,
Мелькают скатки, диски, пулеметы…
Подсумки и лопатки — на ремни.
И только сосны замерли одни.
Гремит команда… На счету минуты…
И мы бежим сквозь заросли, впотьмах,
Туда, на склад, где наши парашюты
Под пломбами в брезентовых чехлах:
Не раз мы были с ними в небесах!
Упругих рук привычное движенье:
За плечи — главный, запасной — на грудь!
И снова — в строй. Еще одно мгновенье —
И мы к аэродрому держим путь,
Волнуясь по-мальчишески чуть-чуть.
А где-то спят родимые калитки,
И матери тоскуют по сынам…
И мы летим… Сейчас пальнут зенитки…
И шар земной, дымясь по сторонам,
О помощи святой взывает к нам.

Над нами плыл парашютный купол…
Мы шли дорогами многих стран…
Про вас ли в прессе писали скупо,
Товарищ гвардии капитан?
Я вижу ваше лицо рябое.
Вы были к нам и к себе строги.
И даже, помнится, перед боем
У вас — начищены сапоги.
Горжусь и радуюсь: в роте первой
В те дни служил я — простой солдат…
И вот пишу я… А где теперь вы,
Товарищ Бабичев — мой комбат?
Отыщем старые наши фляжки.
На грудь — медали и ордена.
И, не скрывая раздумий тяжких,
Припомним грозные времена.
Мы вспомним нашего замполита…
У речки Рабы он в бой шагал.
И берег, кровью его политый,
Ему последней постелью стал.
Володя Латышев — друг мой близкий —
Уснул под Табором вечным сном.
Петров Евгений, Савелий Кискин…
Их ждут родные в краю родном.
То заплетались над нами стропы,
То нас окопная буря жгла…
О, сколько, сколько земля Европы
Ребят России в себя взяла.
А мне все мнится: в дыму косматом
Глаза гвардейцев — светлей росы,
И рядом с вами — комбриг Юматов
«Лимонкой» гладит свои усы.

— Рваните, отыскав кольцо… —
Инструктор объяснил так просто.
Но вот лечу, как будто с моста,
В глухую пропасть вниз лицом.
И забываю, что венцом
На стропах купол распахнется,
Лишь стоит захватить кольцо.
Пора! Но… мне не удается.
Поспешно принялся хватать
Рукою лямки, воздух, плечи,
Пока не вспомнил: «Человече!
Глазами надо отыскать!»
И верно: вот оно! Долой!
И вмиг от счастья задохнулся:
Не купол — мир передо мной
Простором светлым распахнулся.
Теперь не падаю — парю,
Как в детском сне, как в старой сказке,
И, ветерка почуя ласки,
Взрываюсь радостью, пою!
…Простое, в общем-то, кольцо.
Но в нем невиданная сила:
С того мгновения оно
Нас прочно небом обручило…

Вчера ребята приобщились к небу.
И сын — в прыжок отвесный, затяжной
Шагнул, крыло оставив за спиной,
И плавно вниз пошел, к просторам хлеба.
Отчетливо в глазах росла Земля,
Поля и реки выгибая трудно.
Стучало сердце, меряя секунды,
Кольцо рукою трогать не веля…
Я знаю, как сбываются мечты.
И победить себя не так-то просто.
Лети и жди: сработает устройство,
И распахнется радость высоты.
И выдержка его не подвела:
Свободное паденье срезав круто —
Надежно грянул купол парашюта.
И синева в ладони потекла…
Стоит мой сын среди цветов и трав.
Впервые он сошел на Землю с неба.
И ты, аэродром, его поздравь.
Завидую: такую радость мне бы.
В нем юность опаленная моя,
Что строго начиналась под Варшавой,
Вчера взошла счастливо над державой:
Дороги продолжают сыновья.

Идут бессонно и стремительно
По Белоруссии войска,
Их всюду привечают жители.
И поступь юности легка.

Идут по суше и по воздуху.
Снега на много верст кругом
Армейскими алеют звездами
И все высоты — под крылом.

Леса известной репутации,
Стряхнув зимы волшебный сон,
Припоминает операцию
Под именем «Багратион».

А подо льдами, неприметная,
В судьбу Отчизны влюблена,
Х поступь слушает победную
Сама река Березина.

Во мне рождалась музыка.
Я слышал, как вырастала тоненькой травинкой
Мелодия хрустальных флейт и скрипок.
Она всходила нежно и легко,
Как солнце всходит из глубин Вселенной,
Когда летишь над голубой планетой,
Звучанием всех слов и нот, и красок —
И вот всего заполнила меня,
Как счастья свет переполняет дом.
И я услышал, как поют цветы,
И камни,
И деревья,
И дорога.
И облака, парящие над полем,
И речка Серебрянка под мостом…
И маму вдруг почувствовал в себе…

Низко кланяюсь вам,
Небо, солнце и утренний ветер.
Вас, мои тополя, не забыть мне,
Пока я живу.
Этот лепет листвы в вечном солнце и небе
Так светел,
Вновь душой неспокойной внимаю его торжеству:
Здесь стоял мой отец.
На вокзал отправлялась бригада.
Мы обнялись. И все.
Тополя обступили меня.
До сих пор предо мной
Строй за строем проходят солдаты
По проспекту Буденного
В солнце июньского дня…

Седой полыни перистый листок
Нечаянно сорву и разотру —
Знакомый с детства горький аромат,
Как пламенем, дыхание опалит:
Пахнет в лицо тепло родной земли,
Прольется в душу жаворонка трель.
Буланый вихрь в лазоревой дали
Тяжелую пшеницу накренит
И белую отару облаков,
Подсвеченную розовой зарей,
С собою унесет за окоем.
И Дон, свои раздвинув берега,
Гигантскою подковой зазвенит
У поля Куликова в синеве,
Где курени вождей народных войн,
По шолоховским памятным местам,
Мешая сон и явь, мечту и быль…
Откуда у белесого листка
Такая сила стойкая в крови.
А может, это я в себе ношу,
Как память рода, тень былых веков
(Ведь родину отцов забыть нельзя).
Нелегкий Дон, и степи, и Ростов
Везде в себе ношу…

Скупой рассвет.
Еще площадка взлета
Подернута холодной синевой.
А мы уже в гудящих самолетах,
И парашюты сжаты за спиной.
Вот-вот, прорезав пелену тумана
И облака, седые, как снега,
И понесут стремительные «аны»
В глубокий тыл условного врага.
Там, над землей, крылатая пехота
Покинет смело люки кораблей…
В учебный бой пойдет за ротой рота
Под грохот наших точных батарей.
А лишь затихнет боя канонада,
Вздохнет баян у жаркого костра…
В десант уходим мы не для парада,
А чтобы быть сильнее, чем вчера.

Почти у всех есть памятные даты.
Они в сердцах по многу лет живут.
Мне не забыть тот день, когда солдаты
Раскрыл впервые в небе парашют.
Стоял январь…
Повсюду белой ватой
Лежал, сверкая искрами, снежок.
А я несмело шел к аэростату,
Чтоб первый в жизни совершить прыжок.
Лишь сел в гондолу — и подъем начался.
Гудя, лебедка отдавала трос.
Аэростат в зенит, как лебедь, рвался,
Задрав огромный серебристый нос.
Лучи скользнули по бортам, по полу,
Колючий ветер в тросах песню пел…
Решился и покинул я гондолу,
И, словно в бездну, камнем полетел.
И вот тогда, в короткие мгновенья,
Я как десантник многое постиг:
Узнал, друзья, свободное паденье,
И шелест строп, и приземленья миг…
За годы службы в гвардии крылатой
Я прыгал с многих типов кораблей.
Но первый тот прыжок с аэростата
Навек остался в памяти моей.

Высота разверзлась — и шрапнелью
Ветра свист у самого виска.
Рву кольцо и, подогнув колени,
Ожидаю над собой хлопка.
Но шрапнели посвисты сильнее.
И за мною — шлейф из перкаля.
Леденею, глохну и немею,
А в глаза — тигрицею земля.
Наклоненных сосен меркнут свечи,
Кажется, над самой головой…
Я лечу, лечу земле навстречу:
«Парашют… быстрее… запасной!»
И, влетая в солнечное утро,
Рву кольцо.
И в яростных лучах
Надо мной стреляет купол круто.
И со мною радость, а не страх.
Ко жнивью приникнувши щекою,
Будто бы к небритому отцу,
Прихожу в себя я, успокоясь,
Слезы растираю по лицу.

Я службу начинал в десантном взводе.
И лейтенант, наш командир,
Был будто бы курок на взводе,
И нас на ту же грань взводил.
На стрельбище и полигоне —
Повсюду жесткий ритм любил.
Тем, кто хитрил или воронил,
Кричал он зло: «Убит. Убит. »
И снова на рубеж исходный,
Опять по пыльной штурмовой…
«Как нам не повезло со взводным, —
Роптали мы. — Скорей бы в бой!»
Мне не забыть те перегрузки,
Из вердца рвущийся протест,
Когда по два, три раза в сутки
Мы по тревоге мчались в лес…
Перелопачены пригорки,
Лощины изборождены.
Земля на три штыка прогоркла
Там, где окопы рыли мы.
Растет лишь там полынь седая
Да вереск — у изгиба рва,
Фиалок нет — не выживают.
И гибнет нежная трава.
И сам я, как полынь иль вереск,
По той причине уцелел,
Что лейтенант был долгу верен
И нас по-своему жалел.
Не раз в бою, на смертной грани,
С землею по-пластунски слит,
Бывал контужен я и ранен,
Но — слава поту! — не убит.
Вот почему судьбу прошу я:
И у тебя чтоб, сын мой, то ж
Был командир не сладкий нюня,
А с лейтенантом моим схож.

Девчонки улетают в тыл врага.
Им выпала судьба служить в разведке.
Они в платках и грубых сапогах,
Недавние московские студентки.
Немецкий изучали, чтоб потом
С ребятами вести уроки в школе.
Не знали, что в иной придется роли
Им вскоре покидать родимый дом.
Как долетят?
Быть может, встречный «мессер»
Ударит по крылу струей огня,
К фашистам унесет недобрый ветер
Или на явке встретит западня.
Они должны быть ко всему готовы.
Не каждая воротится домой.
И лица не по-девичьи суровы,
Хотя неполных двадцать за спиной.
Пилоты приглашают на посадку.
Стрелою в неизвестность старт пролег.
Нет-нет и набежит слеза украдкой.
Вовек бы не видать таких дорог.
Но высохнут последние слезинки.
И будет каждый мускул напряжен,
Чтоб выдержать со смертью в поединке,
Не закричать под пулей и ножом.

У мужа значок:
Двести с лишним прыжков.
Бывать в затяжном довелось, и не раз.
И снова шагнуть в небесах он готов,
Когда повелит офицеру приказ.
Был только что вызов.
Пора на работу,
Обычной никак ее не назовешь.
Ждут летное поле,
И люк самолета,
И воины,
Собранная молодежь.
Он с теми помчится в воздушное море,
В чьих душах любовь
К ратной службе зажег,
Когда он испытывал на тренажере,
Водил марш-броски,
Вез на первый прыжок.
Ночною порой краснозвездная птица
Десантников в нужный доставит район.
А дома жена, как всегда, суетится,
И руки сжимает над хвоей погон.
Опять поцелуй торопливый,
Опять!
— Себя береги! —
— И тревожно вздыхает.
А муж уезжает, а муж улетает
В безвестные дали свой долг выполнять.
И думает женщина:
«Милый в полете.
Я верю — совсем ненадолго исчез…»
Как звездочка дальняя на горизонте,
Он будет светиться, спустившись с небес.

Пошел!
И воздухом объятий,
Пронизанный со всех сторон,
Вниз головой солдат крылатый
За ротой двинулся вдогон.
Рванул кольцо, и закачало
На стропах в небе голубом.
Под ним внизу река молчала,
Стелилась степь да степь кругом.
Толчок.
Земли коснулись ноги…
Укрыв надежно парашют,
Солдат к своим бежит,
К дороге,
Узнав намеченный маршрут,
Не мнет боец разливы хлеба,
Спешит, тропинками пыля.
А перед ним — земля и небо.
И снова —
небо и земля.

Как будто бы не я — земля несется.
И высота захватывает дух.
Здесь мужество солдатское куется,
Шуршанье неба ловит здесь мой слух.
Здесь солнце ослепительно и близко,
И ветер чешет кудри облаков,
Здесь смотрит страх в глаза парашютиста,
А он застыл — спокоен и суров.
Звучит сигнал, и ты опять подходишь к двери,
И не унять волнение в груди,
Сейчас шагнешь вперед — нельзя не верить,
Что лучшее, конечно, впереди.
Что может быть вернее нашей дружбы,
Ведь стропы навсегда связали нас,
Семьсот нелегких дней десантной службы,
И час свиданья с небом — трудный час.

Грохочет «бой» и рвется «враг»
Неудержимостью атак,
И до победы далеко,
Но есть уверенность в душе,
Когда десантники уже
Летят вдали из облаков.
Горят береты синевой.
И пусть свистят над головой
Шальные ветры — мы летим.
Но только там, где нас не ждут,
Земли коснется парашют,
И мы вдохнем атаки дым.
Герои Свири и Днепра…
Их негасимого костра
Горит огонь у нас в сердцах.
Где даль небесная светла,
Там расцветают купола,
Вперед И Дерзость до конца!

Когда-то дед мой воевал
И жизнь отдал свою
В краю, где я солдатом стал,
Где я теперь в строю.
Мечтал ли он, простой солдат,
Что пролетят года,
И внук его присягу даст
На верность, на года!
Когда я к люку подхожу,
Уже готовый в «бой»,
Я на ребят своих гляжу,
Они всегда со мной.
И гордость ту не передать.
Когда приходит мне
Письмо, что написала мать,
Про то, чтоб мне таким же стать,
Как дед мой на войне.

Десант — это значит карта,
Тревожный аэродром…
Стоит, ожидая старта,
До времени спящий гром.
Десант — это значит дымка,
Рассветный расцвет росы,
Кустарник вокруг в обнимку
Да сердце, словно часы.
Рассаживаемся дружно,
В кабине, как на посту!
Моторы ревут натужно,
Пророча нам высоту.
И в солнце и в непогоду
Десантника зорок глаз.
Мы прыгаем на лес, на воду —
Пусть только дадут приказ!
Десант — это значит ветры,
Открытый сердцу простор…
Да пешие километры
Усталости наперекор.
Десант — это значит ночи
Бессонные напролет,
Сквозь звездное многоточье
Упрямый прямой полет.
Десант — это труд без счета,
В метели, в дожди, в пургу.
Крылатая мы пехота,
От нас не уйти врагу.
Если опасность маячит —
Рядом товарищ с тобой…
Словом, десант — это значит:
С неба — на землю — в бой!

Уходит в небо с песней полк
От повара до командира.
Уходит полк, наряжен в шелк,
Окинув зимние квартиры.
Как гром, ночной аэродром.
Повзводно, ротно, батальонно
Построен в небе голубом
Десантный полк краснознаменный.
Там, в небе, самолетов след —
Как резкий свет кинжальных лезвий.
Дымок дешевых сигарет
И запах ваксы меж созвездий.
Пехота по небу идет,
Пехота в облаках, как дома.
О, знобкий холодок высот,
Щемящий,
Издавна знакомый!
По тем болотам подо Мгой,
Где мы по грудь в грязи тонули
И поднимались над кугой
На уровне летящей пули.
Смотрю, как мерзлую лозу
Пригнул к земле железный ветер,
Стою и слушаю грозу,
Как будто в первый раз заметил,
Что подвиг, как он был высок,
Как бы ни был красив, — работа.
И пахнет кирзою сапог,
И звездами, и солью пота…

На фалах
Парашютный полк
Покинул корабли
И погасил летучий шелк,
Ступив на твердь земли.

Его прикрыла от ветров
Лесная полоса.
И хвоей
Сосняковый кров
Зашторил небеса.

О кумачовый горизонт
Ударило крыло
Заката — солнцу не резон
Светить: и так светло.

Сизарь
На выгнутом крыле
Прошелся вдоль стрехи.
Зарю заречную
В селе
Отпели петухи.

И наклонилась
Над рекой
Крылатая душа,
Черпнув
Ухватистой рукой
Воды
Из Иртыша…

И вызвездило небеса,
Гвардеец губы сжал,
И ровно в двадцать три часа
Запел трубы металл.

Отходят воины ко сну,
И все заботы — прочь!
И тянет лунную блесну
На звездном плесе
Ночь…

Густая выпала
Роса.
И тишина — до звезд!
Качнув палаток паруса,
Подул прохладный ост.

В затворах
Месяц отражен.
Минуты мчатся
Вскачь…

А враг
Полезет на рожон —
Подъем сыграй,
Трубач!

И шагом марш
На корабли!
В заплечье
Легкий шелк…

В любую сторону земли
Готов
Гвардейский полк.

Они уходят постепенно,
Окончив боевой поход.
Встает им вслед вторая смена,
И третья — за второй — встает.
Они уходят постепенно,
Не дрогнув в праведном бою.
Святое дело непременно
В наследство детям отдают.
Они у уходят. В каждом деле
Их слава ратная живет.
Они боролись, как умели,
За дело правое свое.
Они уходят постепенно.
А ты усилия утрой,
Ты будь бойцам крылатой сменой,
Редеть не должен славный строй!
Они уходят, ветераны,
Закон земли неумолим.
За их дела, за кровь и раны
Мы низко кланяемся им.

Из волн рванулись на берег танки —
В кольце и станции, и полустанки.
Десант нагрянул второй за первым —
Идут маневры, идут маневры!
А с облаков парашютисты
Внезапно падают со свистом.
Под вечер брошены в прорыв резервы —
Идут маневры!
Идут маневры!
Стальные песни вовсю запеты —
Летят ракеты!
Летят ракеты!
Кому-то где-то щекочет нервы —
Идут маневры, идут маневры!

Земная карта четче, резче,
Когда пробита телом даль,
Когда пространство жестко хлещет,
Летят в натянутый перкаль.
Ты оглушен необычайной
В ушах свистящей тишиной.
Ты околдован, словно тайной,
Продутой яростью сквозной.
В струю воздушную тугую.
Влетел. Хлопок! И поворот.
Смотри на землю голубую!
Но время медлить не дает.
Все небо в огненных кометах,
И ясен день. И бой, как труд.
Ты был готов к минуте этой,
Укладывая парашют.

В беспредельном полете,
В торжественной сини
По седым облакам,
По небесной России
Наш «антоша» взбирается
Выше и выше,
Словно в сказочный мир,
На небесную крышу.
Вот команда: «Пошел!»
Распластавшись, как птицы,
Мы на землю не очень
Спешим возвратиться.
Обживаем, как дом,
Голубые палаты
И в прыжке затяжном
Обретаем крылатость.

Летит крылатая пехота,
Открылись люки, нам — пора.
Мы покидаем самолеты
Под крики громкие «ура».
Орды десантники доверьем.
Им по плечу любой маршрут,
Пусть знает враг: над самой целью
Мы раскрываем парашют.
В десантной службе нет готовых
Рецептов, как разить врага,
Она почетна и сурова,
И потому нам дорога.
Предупреждаем всех — не надо
Ракеты наводить на нас!
Бойцам крылатым нет преграды,
Когда есть Родины приказ!

В горной речке —
Вот она —
Утоплю все беды.
Из чего ты соткана,
Радуга Победы?
Ты висишь над тучею,
Над шлемом пилота,
Соткана
Из жгучего
Солдатского пота.
Из полетов
Бреющих,
Из разрывов шалых,
Из бинтов
Алеющих,
Из росинок алых.
Из травы,
Из скользкого
Шелка парашюта
Да из слова
Хлесткого
В горькую минуту.
Реешь
С птичьим клекотом,
Бьешь в глаза и уши,
Соткана
Из грохота
Яростной №Катюши».
Соткана
Из пороха,
Из огней ракетных,
Из всего,
Что дорого,
Из очей заветных,
Из льняного
Локона
Той, к кому приеду.
Из надежды
Соткана
Радуга Победы.

Вдоль проспектов и горных тропок
Взвился дымный нелегкий путь.
Мы из тех, что спасали Европу
От колючих фашистских пут.
Мы дышали манящим маем
В том году, в тот победный час,
И за Вислой, и за Дунаем
Целовали девчата нас.
Нам о старости думать рано,
Наша юность брала рейхстаг.
Ветераны, друзья- ветераны,
Победители, тверже шаг!
Где-то снова клубится туча,
Ядовитый огонь тая.
Знаем, свастика, ты живуча,
Как разрубленная змея.
Для фашистских голов отпетых
У «катюш» был особый душ.
Зорко в небо глядят ракеты —
Это дочери тех «катюш».
Нам о старости думать рано,
Наша юность брала рейхстаг.
Ветераны, друзья-ветераны,
Победители, тверже шаг!
Нам знаком парашютный купол,
Мы умеем ковать, пахать.
Космос тоже наш брат ощупал.
Нам по Марсу еще шагать!
Коммунисты мы, коммунисты!
Начеку — только нас покличь!
Вьется знамя в лазури чистой,
А на знамени — наш Ильич.
Нам о старости думать рано,
Наша юность брала рейхстаг.
Ветераны, друзья-ветераны,
Победители, тверже шаг!

Это было словно вчера еще:
Солнце, дворики, огород.
Я — с дружками в лапту играющий,
А над выгоном — самолет.
Вдруг цветы замелькали белые! —
В одуванчиках синий свод.
Мы стояли оторопелые,
От восторга разинув рот.
Только машешь рукой неистово,
Только хочется ввысь до слез.
Так впервые с парашютистами
Повстречаться мне довелось.
А теперь, туго стянут лямками,
Возле люка стою я сам.
Проплывает лесок с полянками.
Чуть белеют палатки там.
Миг. Рывок. Засвистело, дрогнуло.
Шелк и солнце над головой.
А простор-то вокруг! Как здорово!
Подо мной весь наш край родной!
Опасенья из сердца выкину,
В яркий солнечный мир влюблен.
Приземляюсь. Спешат по выгону
Ребятишки со всех сторон.
Подбегают, шумят, толкаются,
Каждый лезет перед другим.
«Гляньте, гляньте — еще спускаются!»
…Я вчера еще был таким.

Нам выпало такое дело,
И судьба у нас нелегка:
Нам ходить, как богам,
По белым
Плотным, выпуклым облакам,
Ночью звезды руками трогать
Или месяц в подкову гнуть,
Лучше этой ты мне дорогу
Укажи хотя бы одну:
Называю я братом ветер,
Он спокойствия путы рвет.
Мы — десантники, мы в ответе
За бескрайний наш небосвод.

Идем,
Как три богатыря,
И как кремлевские
Курсанты.
Ведь нам, ребятам из десанта,
Планета вручена не зря.
Не потому ли я одет
В тельняшку,
Что нежней прибоя?
Не потому ли мой берет
Как будто
Небо голубое?
Как поле гимнастерки цвет,
Такой всегда ее
Носили
Отважные
Отец и дед,
Что бились
На полях России?
Идем,
Как три богатыря,
И как кремлевские курсанты.
Ведь нам,
Ребятам из десанта,
Планета вручена
Не зря.

Расправляет листва ладоши,
Рвется в синюю высоту.
Кто-то шепчет слова хорошие…
Ну а мне стоять на посту.
Знаю, думаешь ты о счастье,
А оно на двоих одно.
И дожди за меня стучатся
В голубое твое окно.

Как ребенок,
Мир проснулся,
Встал на цыпочки и замер,
И лучисто улыбнулся
Очень синими глазами.
Это было,
Это будет —
Чувство счастья и покоя.
Завтра тоже
Встретят люди
Утро ясное такое.

А песню солдаты
Несут над собой,
Которую сердцем сложили.
В ней купол тугой,
Небосвод голубой,
Друзья,
Что уже отслужили.
Вернувшись домой,
Сын ее запоет.
Отец подпоет, как когда-то.
Отец запоет —
И как друга поймет
Солдат
Молодого солдата.
А в песне поется
Про вас и про нас,
Про время всегда молодое.
Не спишут, товарищи,
Песню в запас
Под красноармейской звездою.

Благодарю Александра Марецкого за оказанное содействие.

Источник статьи: http://avtomat2000.com/krilat1.html


Adblock
detector